20 октября 2017, пятница

Городские жители против сельских

комментировать
Растущие разногласия между горожанами и сельскими жителями влияют на политику повсюду, от Брексита до подъема Дональда Трампа

В воскресенье турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган получил мандат на единоличное правление от большей части страны, но не мегаполисов.

В Стамбуле, Анкаре, Измире сосредоточены около 46% объемов производства Турции и только 23% ее населения. Все три города голосовали против сохранения чрезвычайных полномочий Эрдогана, превращающих Турцию в президентскую республику. Так же, как и американский президент, Эрдоган сможет формировать министерства и назначать судей, и при этом быть членом политической партии.

Бессильная злоба от того, что в голосовании победили провинциалы, знакома жителям крупных американских городов. После того, как подавляющее большинство горожан в ноябре проголосовали против Трампа, они вышли с протестом на улицы: точно так же, как и многие жители Стамбула, Измира и Анкары поздним воскресным вечером. То же произошло в Варшаве (голосовавшей против националистической партии PiS в 2015 году) и Лондоне (выступившем против Брексита). Если Марин Ле Пен проиграет грядущие президентские выборы во Франции, то Франция окажется в клубе стран, где победил выбор больших городов. Это произошло во время президентских выборов в Австрии в 2016 году и во время парламентских в Нидерландах, месяц назад: либеральные кандидаты при поддержке горожан одержали победу над националистами, которых поддерживают в основном жители провинции.

Игнорировать желание городов – значит плыть против демографического течения 

Даже в странах, где авторитарные режимы уверенно держат позиции, в больших городах ими относительно недовольны. Москва регулярно демонстрирует более слабую поддержку Владимира Путина на выборах. Фидес, партия Виктора Орбана, в 2014-м победила везде, но поддержку в Будапеште получила с трудом.

Разделение между горожанами и провинциалами часто объясняется тем, что победившие в глобализации живут в городах, тогда как проигравшие остаются за их пределами. Это несколько упрощенный взгляд. Эрдоган был мэром Стамбула, он никогда не проигрывал выборы, но 51,4% коммерческого капитала страны отклонил его конституционные поправки. Те, кто поддержал Брексит, не выступают против глобализации и свободной торговли, иначе они не были бы в таком восторге от опыта Сингапура. Идеология Путина, Орбана и PiS Ярослава Качинського не изоляционистская. Разрыв между большими городами и сердцем страны, существующий во многих странах, не только из-за глобализации. Речь идет еще и о двух видах общественной идентичности, которые все сложнее примирить в стенах государственных органов.

Первое – традиционный государственный патриотизм. В любом государстве политики взывают к нему, и те, кто говорит убедительнее, выигрывают голоса провинции, будь то Штаты или Турция. Это язык военной силы, приверженности традициям и зачастую стремления к золотому прошлому.

С другой стороны, энергия сильных городов исходит не от космополитизма или глобализации. Социолог Гарвардского университета Дэниел Белл и политический философ Авнер де-Шалит из Иерусалимского университета в книге, посвященной городской идентичности, называют это "гражданственностью" (принципом равенства прав и обязанностей граждан): "Города все чаще становятся механизмом, с помощью которого люди противостоят глобализации и ее свойству сглаживать разницу культур вплоть до однообразия. Многие мегаполисы вкладывают время и деньги ради сохранения их уникального характера с помощью дизайна, архитектуры и способов взаимодействия людей с городом».

Я больший москвич, чем россияне. Сейчас, живя в Берлине, я чувствую себя большим берлинцем, чем немцы. Согласно опросам, несколько лет назад многие жители Лондона больше идентифицировали себя с городом, чем с Великобританией, я встречал людей, считавших себя в первую очередь нью-йоркцами, а потом американцами – это чувство усилилось из-за политики Трампа, направленной против иммигрантов.

Стамбул – древний мегаполис, где местная идентичность сильнее, чем национальная. Его можно было бы назвать космополитичным, но это еще и город со своей душой, отличающейся от остальных мест, на которые повлияли несколько тысяч лет. Характер города требует более децентрализованной и хаотичной системы управления, чем та, что протащил Эрдоган на референдуме.  Так, многие жители Стамбула, поддержавшие Эрдогана на предыдущих выборах, отмежевались от его последней реформы.

У "гражданственности" нет своего политического языка, кроме либерализма. Кандидат, настаивающий на открытости, толерантности, даже вседозволенности обычно лучше работает с горожанами. В мегаполисе принцип "живи и дай жить другим" – основа выживания. Жесткие религиозные правила и местные обычаи, как правило, часто теряют влияние в условиях городского разнообразия, что ослабляет напряжение между соседями. Кроме того, соперничество при сосуществовании с миллионами других, заставляет горожан чаще сомневаться во власти и традициях.

Проблема обращения к жителям городов в том, что многие избирательные системы борются с ними. Яркий пример – избирательная коллегия США, дающая несоразмерный голос меньшим штатам. И политики, которые нравятся сельской аудитории, делают все, чтобы укрепить географическое преимущество. PiS стремится расширить Варшавский избирательный округ, добавив к городу еще 32 сообщества, чтобы получить возможность захватить контроль над столичным городским советом на следующих выборах. Эрдоган тоже неоднократно обвинялся в фальсификациях, потому что его партия пыталась построить такую электоральную географию, которая поможет ей сохранить власть.

Эти барьеры для политической власти в городах вряд ли помогут в долгосрочной перспективе. Урбанизация стала непреодолимой тенденцией во всем мире. Население провинций больше не растет, в то же время, по прогнозам ООН, в следующие 15 лет население городов увеличится на 1.5 млрд. В 1950 население Турции только на 25% составляли жители городов; сегодня в мегаполисах живут 75% турок. И чем больше город, тем меньше ему нравится провинциальное многообразие национализма и тяга к "сильной руке".

Проигрыш Эрдогана в крупнейших городах – признак того, что у его проекта, которым он хочет усилить личную власть и господство своей партии, есть предел. Стремление к усилению авторитарной системы и ослаблению системы сдержек и противовесов может привести к протестам в крупных городах – тому, чего Эрдоган, возможно, будет старательно избегать: ему нужно успокоить страну после жестокости чрезвычайного положения и спорной кампании в защиту конституционных изменений. Игнорировать желание городов – значит плыть против демографического течения. Это недальновидная стратегия, которая даст Эрдогану несколько лет личного господства, но все равно приведет к переменам насильственным путем.

Перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Леонида Бершидского на Bloomberg View. Републикация полной версии текста запрещена.

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.