10 декабря 2016, суббота

Эмиграция разочарования

комментировать
После аннексии Крыма стало понятно, что в ЕС скорее России вступят не только Албания с Турцией, но и Украина. Вместе со страной не получилось. Значит, надо вступать отдельно. Переезжаю в Берлин
Хочу признаться в одной глупости. С 1993-го года, когда я вернулся в Москву, бросив университет в Калифорнии, а европейские страны подписали Маастрихтский договор, я мечтал, что Россия вступит в Евросоюз.

Кажется, я даже был не один. "Европа без России – это не Европа, – говорил Борис Ельцин. – Она только с Россией может быть большой Европой. И такой большой Европой, равной которой уже нет и не может быть на земном шаре".

Ельцин умер, и еще много умерло с тех пор людей и идей. После аннексии Крыма стало понятно, что в ЕС скорее России вступят не только Албания с Турцией, но даже Украина.

Вместе со страной не получилось. Значит, надо вступать отдельно. Через несколько дней я переезжаю в Берлин.

Я всю жизнь уворачивался от эмиграции, хоть она соблазняла и дразнилась. Тут требуется еще одно признание: несмотря на знание иностранных языков и пятый пункт, я патриот. Поднятие России с колен – в 1991 году – было для меня радостным событием. Хотелось не только наблюдать дальнейшее, но и участвовать. А именно, помочь построить здесь настоящую прессу – вроде той, которая в Америке печатает разоблачения Сноудена, а в Европе не дает министрам лишний раз воспользоваться служебной кредиткой.

Новая волна эмиграции из РФ, не вынужденная и не политическая, и не экономическая, как та, что прокатилась в 90-е. Как назвать эту волну? Пожалуй, эмиграцией разочарования

Теперь эта работа для меня закончена. Не скажу, чтобы совсем ничего не получилось, – отчего же, некоторые из медийных площадок, в строительстве которых довелось принять участие, здравствуют, то есть не идут на компромиссы, и поныне. Но в целом я потерпел поражение. Спектр мейнстримных российских медиа сейчас – от киселевских глаз навыкате до интеллигентского междусобойчика на "Дожде". Это – и все, что между – неинтересные жанры, к главной функции медиа – защите слабых от сильных – отношения не имеющие.

Может быть, и в результате моего поражения сильные утратили всякий стыд. Идешь сейчас по московской улице – стоят возле кафе изгнанные с веранды курильщики, утаскивает эвакуатор какой-то очередной джип, менты трясут темнокожего, бородатого, на плакатах – "Вернули Крым, вернем и Москву без пробок". В фейсбучной ленте – спектакль запретили за "возможную пропаганду нетрадиционных половых среди детей", на заводе Хруничева – дело о вредительстве, Волгоград опять пора переименовывать в Сталинград, о втором гражданстве надо уведомлять, блог – регистрировать.

Говорю себе: наверное, это вбрасывают в мое поле зрения, чтобы отвлечь от чего-то более важного. Но ведь вряд ли: это просто сильные куражатся, потому что никто им не противостоит.

Видимо, политические лидеры, за которыми можно было бы идти, потерпели такое же поражение, как и я. Или не родились. А Ельцин умер.

Были разные проверки. Сначала покупали, потом разгоняли, теперь сажают. По итогам проверок в строю почти никого не осталось. То, что еще два года назад казалось оппозицией, окончательно подернулось ряской и завоняло. В этом, наверное, тоже есть моя вина. Некоторые киевские знакомые в похожей ситуации научились делать Молотов-коктейли, и у них кое-что получилось – правда, не уверен, что именно то, чего они хотели.

Было бы смешно называть себя политическим эмигрантом. Я не испытал никаких существенных притеснений, не сидел, не был арестован или выслан. Кроме того, в эмиграции политики копят правоту и злость, как подкожный жир, чтобы вернуться потом на родину и там тратить запасы. А я, как многие представители моего ремесла, плохо умею занимать позиции: каждая из сторон всегда в чем-то права. И более слабая – права чуть более.

В конфликте двух родных стран, России и Украины, тем более не получается встать на какую-то одну сторону. Это осложняет сейчас жизнь и в Москве, и в Киеве, и в сети, где все на расстоянии одного ругательства друг от друга.

Я все меньше читаю по-русски и по-украински. В английском и французском ищу нейтралитета. Вопреки распространенным представлениям о том, что пропаганда везде, – нахожу.

Экономического эмигранта из меня тоже не выйдет. В Германии придется платить налог в 40% вместо 13%, отчего мой доход существенно снизится. Впрочем, почему бы и не платить за то, чтобы в дорогах отражалось небо, а хорошее высшее образование оставалось бесплатным. Может, мои дети этим воспользуются.

А вот за Крым платить – не хочу. Нисколько. Краденый он.

Новая волна эмиграции, – пятая, выходит – не вынужденная и не политическая, как первые три, и не экономическая, как четвертая (та, что прокатилась в 90-е). Как назвать эту волну? Пожалуй, эмиграцией разочарования.

Мои мотивы, кажется, типичны для этой волны.

Как многие из ныне отъезжающих, я не был на этом корабле крысой, скорее матросом. Но корабль повернул, не пошел в назначенный порт, а теперь об этом честно и громко объявляют из репродукторов. Что ж, я без особой паники спустил шлюпку и поплыву-таки, куда собирался вместе со всеми.

Да, и еще: российское гражданство я сохраню. Может, в старости приду еще с краснокожей паспортиной на избирательный участок в Москве – голосовать за российского кандидата в Европарламент. Люди и идеи умирают, а мечты – нет.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.