20 ноября 2017, понедельник

Неприкасаемые. Симптом хронической коррупции

комментировать
Украинцам пора составлять черные списки тех, за кого не стоит голосовать на следующих выборах в парламент. В первую очередь включать туда тех, кому неприкосновенность позволила выйти сухим из воды

Последняя рабочая неделя Верховной рады накануне летних каникул принесла немало удовольствия любителям ярких зрелищ. Какая там пенсионная или медицинская реформа, не до этого! Депутатов (аж шестерых из 222) пытались ради расследования сделать “прикосновенными”.

События разворачивались в духе захватывающих телесериалов: сначала регламентный комитет грудью встал на защиту “обиженных” — своих же не сдают. Затем, как в любом хорошем детективе, неожиданный поворот: как кролик из цилиндра фокусника, появилось видео с главным злодеем и замаскированным агентом. И смотрела этот фильм вся компьютеризированная страна (непродвинутым бабушкам показывали внуки). Всем все стало ясно. В развязке своего пришлось все же принести в жертву эмоциям зрителей.

Однако новый день — новая серия. Рада в осаде, откуда‑то доносится запах жженых шин. В зале напряжение: с одной стороны, народ хочет депутатской прикосновенности, с другой — тревожная мысль о том, что “сегодня ты, а завтра — я”.

Что с Насировым? А с Фирташем? С Онищенко?

В результате: парламент вроде и удовлетворил желание зрителей, разрешив правоохранительным органам “прикоснуться” к четырем из шести депутатов, но при этом продлил фильм на неизвестное количество серий, которые, возможно, надоест смотреть. И действительно, что там сейчас с “прикосновенными бриллиантовыми прокурорами”? Что с Насировым? А с Фирташем? С Онищенко? И вообще — НАБУ говорит, что сейчас расследуются 400 дел на сумму 84 млрд грн. А результат? Что отвечать тетушкам на нашем базаре на Воскресенке, которые после приветствия сразу спрашивают: “Ну и кого посадили?” Раньше с интересом, теперь язвительно. Любой сериал должен заканчиваться, но наш, украинский, кажется бесконечным.

Хотя то, что выглядит как кино, на самом деле — проявление серьезной болезни, хронической и давно диагностированной. Речь о коррупции — раковой опухоли, разъедающей общественный организм.

Казалось бы, лучший способ излечиться от запущенной и опасной хвори — хирургическим путем вырезать больные участки. Причем это просто сделать: снять с депутатов неприкосновенность и дать возможность соответствующим органам работать в полную силу — анализировать декларации народных избранников и расследовать, кто все эти филантропы, одалживающие им безумные суммы. Откуда вообще эти деньги? Уплачены ли налоги с наличных, законсервированных в банках (тех, что стеклянные)? Кому по доброте душевной раздавались гектары городских зеленых зон? Вопросов много.

То есть все, что нужно,— выполнить обещание, которое кандидаты давали во время выборов: снять с себя неприкосновенность. Но в это слабо верится: слишком много тех, кто боится “касаний”.

Что же делать нам, гражданам? Сейчас часто звучит призыв добиваться досрочных выборов на основе нового избирательного закона с партийными открытыми списками и без мажоритарной составляющей. Но что это изменит? Возьмем, например, Борислава Розенблата. Почему его? Потому что очень колоритная фигура, даже если абстрагироваться от обвинений. Когда смотрела видео, казалось, что он выполняет “роль гопника на районе”. Как вообще такой человек смог стать законодателем страны? Да, он избирался по мажоритарному округу, но выдвигался от БПП. То есть было же решение какой‑то партийной ячейки или кого‑то из местных партийных лидеров? И что помешает партиям продолжать включать таких розенблатов в партийные списки, даже открытые? Мажоритарщики были “открыты” с самого начала.

И можем ли мы рассчитывать, что к следующим выборам (даже не досрочным) у нас сформируется нормальная партийная система? Где не станут продавать места в списках, толкать в депутаты денежные мешки или выдвигать лояльных к лидерам подхалимов? Вряд ли.

Так что же делать? Как минимум — очистить следующую Верховную раду от злокачественных элементов. И черные списки пора готовить прямо сейчас. Кого в них включать? Тех, кому неприкасаемость позволила выйти сухим из воды. Тех, чье состояние невозможно объяснить (кроме как дружественным займом или горшком с золотом, найденным в огороде). Тех, кто отчаянно защищает “своих” коррупционеров. И сделать так, чтобы партии теряли голоса, если включают в списки этих дискредитированных личностей. Что касается меня, то я точно не проголосую за политическую силу, в списках которой будет руководитель регламентного комитета Рады Павел Пинзеник, отстаивавший неприкосновенность депутатов.

И для начала следует объединить здоровые силы парламента, чтобы в целом подать законопроект о депутатской неприкосновенности. За партию, которая не поддержит этот закон, голосовать нельзя.

Конечно, так проблему политической коррупции полностью не решить, но можно хотя бы основательно почистить авгиевы конюшни.

Колонка опубликована в журнале Новое Время за 21 июля 2017 года. Републикация полной версии текста запрещена.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.