28 июля 2016, четверг

Чем закончатся российские игры в Сирии

комментировать
Без масштабного наземного наступления шансы России добиться своих целей в Сирии – ничтожны

Обозревателям, ограниченным рамками традиционного стратегического мышления, каждый день российского военного вмешательства в Сирии приносит новые сюрпризы. За неразборчивыми ударами по оппозиционным группам, которых поддерживают Турция и США (и которых спутать с ИГИЛ было попросту невозможно), последовали намеренные нарушения границ воздушного пространства Турции, а затем – впечатляющий запуск ракет с кораблей в Каспийском море. Я почти уверен, что впереди еще более невероятные повороты, призванные продемонстрировать готовность России рисковать и применять силу.

Доброе утро, Латакия

Вторжение, о котором Владимир Путин предпочел не заявлять во время своего обращения к Генассамблее ООН 28 сентября, могло бы стать идеальным примером достижения максимального политического результата при минимуме вложенных средств. Чуть больше трех десятков истребителей, отправленных на спешно подготовленную базу возле Латакии, совершают 20-30 боевых вылетов в день. Это не особенно повлияло бы на ситуацию в рамках воздушной кампании, возглавляемой США, которая вот уже год ведется против ИГИЛ. Вот только Россия бомбит оппозиционные группы, которые к этому были совершенно не готовы. Эффект неожиданности, по определению, будет краткосрочным, поэтому, чтобы кампания продолжила быть эффективной, России нужна дальнейшая эскалация.

Добиться этого будет очень непросто. В авиационный полк, расквартированный на российской базе, входят истребители и вертолеты как минимум пяти различных типов. Это логистический кошмар, поскольку все запасы приходится поставлять морем из Новороссийска и Севастополя. Несколько транспортных самолетов могут привезти не так уж много, поэтому, чтобы вторжение оказалось успешным, результаты нужны немедленно. Отправка в Латакию эскадрильи легких истребителей-бомбардировщиков СУ-25 и эскадрильи ударных вертолетов МИ-24 показывает, что главная задача этих сил – не удары по значительным целям со среднего расстояния (для этого России недостает разведданных), но поддержка с воздуха. Такая рисковая операция имеет смысл только при условии, если правительственные войска и алавитское ополчение начнут наступление, вероятнее всего, с целью защиты провинции Латакия с севера, где действует Фронт ан-Нусра.

Есть риск, что вскоре российские войска примут участие в наземной операции под видом «добровольцев»

Ключевым условием такого наступления является то, чтобы правительственные силы совместно с солдатами Хезболлы стабилизировали ситуацию вокруг Дамаска, куда российские эскадрильи соваться не рискуют. Дамаск остается главной точкой притяжения в этой мутировавшей гражданской войне, несмотря на то, что Латакия особенно важна для секты алавитов, к которой принадлежит Асад. Контроль над Дамаском особенно необходим, поскольку российское вторжение может объединить оппозиционные группировки, которые до сих пор сражались друг с другом не менее активно, чем с Асадом, в священной борьбе против «неверных».

Сапоги в песке

Ключевым вопросом в ближайшие дни станет то, заставит ли Россию отсутствие ощутимых результатов от бомбардировок начать наземную операцию. Это будет действием прямо-таки по памятке всех неудачных вторжений. То, что Путин отрицает существование подобных планов, только усиливает подозрение, что вскоре его спецслужбы, а затем и регулярные армейские части примут участие в наземной операции под личиной добровольцев.

Быстрой отправке войск мешают два препятствия. Во-первых, несмотря на перемирие в Восточной Украине, лучшие российские войска по-прежнему сконцентрированы поблизости от зоны боевых действий в Донбассе. Приближающийся осенний призыв традиционно приведет к падению боеготовности войск – половина наиболее опытных солдат в каждом отряде отправится домой, а на их место придут новобранцы. Во-вторых, транспортировка и обеспечение танков и тяжелого вооружения даже для одной тактической группы, состоящей из 1000 солдат, будет непростой задачей для и так работающих на пределе средств доставки. Во время внутренних учений, таких как Центр-2015, солдат и оборудование перевозили железной дорогой. В Сирии это, разумеется, невозможно.

Путин также знает, что, если российские сапоги ступят на сирийский песок, граждане воспримут это очень негативно, и никакая пропаганда авиаобстрелов не гарантирует президенту прочную общественную поддержку этого решения. Российский Генштаб, разумеется, может придумать другие способы проведения обстрелов, к примеру, при помощи запуска крылатых ракет со стратегических бомбардировщиков ТУ-160 с безопасного состояния. Ядерная подлодка может выпустить крылатые ракеты большой дальности из Средиземного моря, в основном для того, чтобы показать способность России проецировать силу вне своего региона. Но роль сухопутных сил, по всей видимости, будет ограничена пределами базы в Латакии.

Продумывание ответных действий

Главной задачей для США по-прежнему остается избежать искушения слишком острой реакции. Когда твой оппонент сам загоняет себя в тупик, лучшая стратегия - невмешательство. Этим летом у российских ВВС случилось несколько крушений, вызванных плохим обслуживанием, и в условиях высокого стресса сирийской кампании явно стоит ожидать новых неполадок. Серия террористических атак может уничтожить оборону базы в Латакии, что делает ее крайне привлекательной целью. Повстанцы могут также воспользоваться ракетами «Катюша» для ударов по переполненным взлетно-посадочным полосам.

Наиболее разумным будет позволить всем этим катастрофам произойти самим собой. Но есть страна, которая не согласится с бездействием: Турция. Турция крайне расстроена тем, что РФ напрямую поддерживает режим Асада, в ярости от того, что российские самолеты нарушают границы ее воздушного пространства, и опасается войны, которая подошла так близко к ее границам. Заявлений о поддержке из штаб-квартиры НАТО ей недостаточно; как минимум, нужна отмена решения об отводе ракет Патриот класса «земля-воздух». Когда в прошлом году под давлением РФ оказались Эстония и Латвия, НАТО хватило воли, чтобы укрепить их оборону, и российские провокации практически прекратились. Турция имеет полное право ожидать равнозначной помощи.

Наконец, США и их союзники могут провести ряд авиаударов по бандам Хезболлы вокруг Дамаска. Это будет менее открытое противостояние с Россией, чем удар, нанесенный по армии Асада. Хезболла уже понесла потери в сирийской войне и не слишком мотивирована оставаться с Асадом до конца. Кроме того, удар по Хезболле поддержал бы и Израиль.

Москве придется искать выход из сирийской авантюры. Порядок на Ближнем Востоке не будет устанавливаться силовым путем и при помощи диктаторов. Присуждение Нобелевской премии мира Квартету национального диалога в Тунисе показывает, что есть другой, более эффективный способ. Конечно, Вашингтону было бы проще всего позволить РФ и дальше увязать в Сирии. Но США нельзя забывать и о заботах союзников. 

Перевод НВ

Новое время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Павла Баева. Републикация полной версии текста запрещена.

Оригинал

Больше мнений здесь

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.