10 декабря 2016, суббота

Важнее, чем Украина. Европу заполонили беженцы

комментировать
Десятки тысяч людей из стран Африки и Ближнего Востока ищут убежище в ЕС. Что с ними делать — вопрос не только денег, но и этики

Каждый третий житель ЕС обеспокоен растущим числом мигрантов. Об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного в конце мая агентством Евробарометр по заказу Европейской Комиссии. Страх перед приезжими вытеснил с первого места в списке опасений экономическую ситуацию и безработицу. С 17% в прошлом году до 23% сейчас выросло число европейцев, которые опасаются терактов в своей стране. Эти данные хорошо показывают, насколько неуверенно граждане ЕС чувствуют себя перед лицом увеличивающего миграционного потока.

Немецкое управление по делам миграции недавно призналось, что не справляется с грузом работы: только в июле в Германию приехали рекордные 79 тысяч беженцев. Австрийские политики рассматривают возможность внесения изменений в Конституцию в связи с увеличением числа мигрантов. Федеральные земли, которые, согласно текущему законодательству должны заботиться о беженцах, не в силах организовывать даже временное жилье для прибывающих, не хватает опекунов для детей, приехавших в страну без родителей. Правительство Виктора Орбана в Венгрии объявило, что хочет построить стену на границе с Сербией, чтобы в государство не пробирались нелегалы. Идея Будапешта сразу была раскритикована Еврокомиссией и правозащитниками, что, однако, не изменило суть вопроса: венгры не могут самостоятельно справиться с десятками тысяч ищущих убежище в Европе.

Тысячи людей искали в Европе лучшей жизни после распада СССР и во время Балканских войн, но ситуация никогда не была столь драматичной, как сегодня. Беженцы из стран Африки и Ближнего Востока каждый день пытаются добраться по Средиземному морю до европейских берегов. Сотням это удается, сотни гибнут. Только в 2014 году через порты Италии, Греции и Мальты в ЕС прибыли около 200 тысяч беженцев. В этом году их количество может вырасти до полумиллиона.

В Европу бегут сирийцы – страну вынуждены были оставить более 4 миллионов человек, часть приняла Иордания, часть Турция, но условия жизни в лагерях в обеих странах оставляют желать лучшего. Бегут эритрейцы — местный тоталитарный режим с 1993 года ведет войну и применяет репрессии к несогласным. Бегут нигерийцы — в ряде провинций страны жить стало невозможно из-за террористов из Боко Харам, африканского крыла Аль-Каиды. Бегут египтяне — в последние годы и эта страна, раньше считавшаяся эталоном стабильности в Северной Африке, погрузилась в анархию. Наконец, бегут ливийцы — после смерти Муаммара Каддафи страна погрузилась в ад гражданской войны, сценарий которой чем дальше, тем больше напоминает «все против всех», а зверства местных лидеров кланов немногим отличаются от террористов.

Часто лодки для беженцев специально сделаны так, чтобы начать тонуть еще до достижения берега

Бедным людям, чьи жизни искалечили террористы или война, Европа кажется землей обетованной, единственным шансом на жизнь без голода и страха. Они оставляют свои дома и пускаются в опасный путь. Есть несколько способов, которыми беженцы попадают в Европу. Первая дорога идет через Турцию, откуда можно морем попасть на близлежащие греческие острова. Вторая идет через Марокко и Гибралтарский пролив в Испанию. Третья, наиболее популярная сегодня, через Ливию и Средиземное море в Италию или на Мальту.

Чтобы попасть на лодку, которая плывет к европейским берегам, беженцы сначала следуют на авиабазу Саба в Ливийской пустыне. Просто так в Сабу не доедешь — маршруты контролируют группы контрабандистов, требующие за свои услуги немалые деньги. Дорогу из Сабы на побережье и лодки обслуживают другие местные мафиози. Их услуги стоят неподъемные для большинства беженцев $2-3 тысячи. Поэтому, чтобы расплатиться с контрабандистами, бегущие из Эритреи, Нигерии или ЦАР месяцами трудятся в Ливии у местных вождей. Мужчины преимущественно задействованы на стройках, женщин принуждают к проституции. После месяцев унижений и побоев, когда «долг» наконец оплачен, беженцев могут посадить на лодку, которая и должна повести их по морю к спасению. Но лодки часто бывают неисправны, более того, специально сделаны так, чтобы начать тонуть еще до достижения берега. На судно, рассчитанное на 70 человек, сажают 300. Без еды и воды, иногда с рацией, их отправляют на север.

Подобная ситуация в регионе началась с 2011 года, после Арабской весны. Про проблему беженцев в ЕС первый раз громко заговорили весной, когда возле побережья итальянского острова Лампедуза утонуло судно, перевозившее от 700 до 950 мигрантов. В живых остались лишь 28 человек, трупы погибших неделю выносило на берега острова. Европейцы ужаснулись: прекрасная Европа, символ мира и благополучия, превратилась в символ смерти для тех, кто всего лишь хотел получить возможность на лучшую жизнь. Брюссель зашевелился, но решения, которые предлагает Еврокомиссия, не выглядят убедительно.

Во-первых, было решено усилить патрулирование вод Средиземного моря, чтобы иметь возможность помочь тем, чье судно терпит катастрофу. Когда-то такую акцию проводили только итальянцы, сейчас в операции «Тритон» задействованы корабли и пограничники из 19 стран, плюс силы агентства FRONTEX, занимающегося охраной границ ЕС. На эти действия ЕС выделил лишь около 100 миллионов евро в год.

Во-вторых, Еврокомиссия хочет бороться с контрабандистами и «лодочной мафией», развернувшими бизнес по ту сторону моря. Правда, пока не особо понятно, кто станет партнером по этой борьбе на месте — в Северной Африке сейчас нелегко найти дееспособное правительство. Да и искоренение мафии не решит главную проблему — жизнь тысяч людей в их родных странах находится в опасности, им нужно убежище.

В-третьих, Брюссель пытается разгрузить власти Италии, Мальты и Греции, которые первыми принимают мигрантов. В лагерях для беженцев не хватает мест, муниципалитеты не имеют ресурсов, чтобы банально накормить прибывших и оказать им медицинскую помощь. После выхода из лагеря беженцам необходимо жилье, но как найдешь на Сицилии квартиры для 50 тысяч иммигрантов? Поэтому руководство ЕС предложило странам-членам принять часть беженцев. Идея, мягко говоря, не была встречена с энтузиазмом.

Типичный пример — Польша, которая согласилась впустить две тысячи беженцев из стран Африки и Ближнего Востока. Этому решению предшествовала без преувеличения отвратительная политическая и общественная дискуссия, в которой уважаемые спикеры не стеснялись поливать иммигрантов грязью, рассказывать, как несколько сотен представителей другой расы и национальности испортят польский дух и клеймить всех неевропейцев как потенциальных террористов. Хотя за содержание беженцев заплатит Брюссель, а жить они будут в закрытых центрах, реакция многих поляков была однозначной: мы никогда не были колониальным государством и не отвечаем за то, что творится в Африке или Сирии.

Вопрос, что делать с беженцами, имеет для Европы два аспекта: экономико-политический и этический. Страны ЕС и раньше принимали беженцев, но явно не были готовы к десяткам тысяч каждый год. Даже государства побогаче не могут позволить себе оплату полного «социала» для приехавших сирийцев, эритрейцев или нигерийцев, что уж говорить о более бедных членах ЕС.

Не менее важен аспект этический. В ЕС хватает сторонников радикальных методов борьбы с миграцией по примеру Австралии, Малайзии или Сингапура, где прибывших беженцев кормят, оказывают медицинскую помощь, затем садят на исправные лодки и отправляют назад. Вот только в случае ЕС возвращение мигрантов в Ливию или Сирию обрекает их на верную смерть. Сэкономленные таким образом миллионы евро — фактически плата за компромисс с совестью, на которой будут тысячи трупов. 

Мне приходилось слышать комментарии от украинских знакомых: да зачем европейцы нянчатся с этими лентяями, которым бы только сидеть на «социале»? Пусть лучше нам помогут, и дешевле, и мы им культурно ближе. На самом деле, вопрос, что делать с беженцами, не менее ключевой для идентичности Европы, чем вопросы помощи Украине. Это выбор между сытым спокойствием и ограничениями ради спасения человеческих жизней.

Объединенная Европа стала настолько привлекательной благодаря идеалам, на которых была построена, а среди них на первом месте — ценность человеческой жизни независимо от цвета кожи, религии или взглядов. Долгое время об этом можно было просто с удовольствием говорить, сейчас же европейцы должны решить, где их идеалы, а где пустые слова.   

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.