11 декабря 2016, воскресенье

Дарт Вейдер, Иисус Христос и польский трон

комментировать
Поляки готовы голосовать даже за людей без конкретной программы, идущих под лозунгами «развалим все» и «демократия – это зло»

10 мая поляки пойдут на избирательные участки, чтобы проголосовать за будущего главу государства. Президент, согласно польской Конституции, не имеет особо широких полномочий, мера его влияния на политику государства обуславливается скорее личностными качествами. Тем не менее, все польские президенты активно принимали участие в формировании восточной политики страны и всего Евросоюза. От того, кто заседает в президентском дворце в Варшаве, зависит и характер отношений между Украиной и ЕС.

Теперешняя президентская кампания, по прогнозам экспертов, должна была быть очень нудной, в результате же оказалась весьма поучительной. На ее примере можно проследить несколько интересных тенденций, характеризующих развитие польского общества и отношения европейцев к себе, своим проблемам и проблемам соседей.

1. Не так уж много желающих. На этих президентских выборах в Польше участвуют всего 11 кандидатов. Остальные не смогли собрать нужные сто тысяч подписей. Не смогла получить необходимую поддержку и первая транссексуалка в польском парламенте - Анна Гродзкая из Партии зеленых. Десять из одиннадцати кандидатов – мужчины, у девяти есть высшее образование, четверо формально являются беспартийными.

2. Украина не стала главной темой кампании. Польские политики готовятся к выборам с середины февраля, с тех пор, как в Минске прошли переговоры, а россияне под грохот артиллерии занимали Дебальцево. Тогда казалось, что события в Донбассе и существующие вызовы для европейской системы безопасности станут эпицентром политических дебатов. Вышло все иначе.

Кандидат в президенты Польши Гжегож Браун – монархист. У него уже есть кандидат на польский трон – это Иисус Христос

Про Украину и российскую агрессию говорят много. Практически все кандидаты призывают укреплять обороноспособность Польши, другое дело, что не все хотят это делать в рамках ЕС и НАТО. Наиболее рейтинговые политики поддерживают европейские программы помощи Украине и выступают за активное участие Польши в восточной политике ЕС.

Из-за того, что мнения лидеров гонки по украинскому вопросу во многом совпадают, эту карту особо не разыгрывали. Зато на украинской тематике электорально разжились различной масти ультраправые. Они и раньше хотели дружить с Россией, а после принятия Верховной Радой закона, который предполагает признание УПА героями, получили очередной аргумент против Киева.

3. В центре дискуссий – семья и продолжение рода. Польская политика вообще сильно отличается от украинской вниманием к вопросам, связанным с гендером и прокреацией. Важным пунктом кампании стало обсуждение Конвенции Совета Европы по борьбе с насилием в семье. Казалось бы, что может быть более очевидным для демократического государства, чем искоренение и предупреждение всех форм насилия. Но в Конвенции упоминается, что одним из источников насилия в семье является традиционный патриархальный уклад и тиражируемые веками стереотипы. Церковь, а следом за нею правые и правоцентристы сразу признали ратификацию Конвенции ударом по польской традиционной культуре. Некоторые даже предлагали отлучить голосовавших за Конвецию депутатов и президента от церкви.

Второй спорный пункт – закон о государственном финансировании программы искусственного оплодотворения для бездетных пар. Церковь, опять же, считает ЭКО небогоугодным делом, вмешательством в божественный акт зачатия, правые – на ее стороне. Таким образом, каждый кандидат в рекламных роликах не забыл упомянуть, как он относится к гендеру и детям из пробирки.

4. Коморовский – уже не любимец всех поляков. Фаворитами предвыборной кампании изначально являются кандидаты от двух наиболее рейтинговых партий: действующий президент Польши Бронислав Коморовский, представляющий правящую «Гражданскую платформу», и евродепутат Анджей Дуда от оппозиционной «Права и справедливости».

До середины марта казалось, что выборы закончатся победой Коморовского в первом туре – в январе и феврале его кандидатуру поддерживали немногим менее 60% поляков. Но самоуверенность президента и неспешность его штаба сыграли злую шутку: сегодня перед выборами рейтинг Коморовского упал ниже 40%, тогда как Анджей Дуда с 20 дошел до почти 30%.

Пока Коморовский говорил банальности о развитии и согласии, Дуда слетал к польским мигрантам в Британию, съездил за покупками в соседнюю Словакию, где ввели евро, и открыл музей имени своего оппонента, где центральным экспонатом является шредер, в котором гибнут нерассмотренные президентом гражданские проекты законов.

5. Красота – страшная сила, но президентский дворец ею не возьмешь. Третьим номером в опросах мнения избирателей долгое время была единственная женщина-кандидат Магдалена Огурек, которую поддерживает партия Союз левых демократов – местные пост-коммунисты.  Аннексию Крыма и агрессию на Донбассе они, конечно, осуждают, но, по их мнению, все это не стоит тех миллиардов, которые польский бизнес может заработать на экспорте в Россию. В Польше долгое время идеалом женщины-политика, по крайней мере, на эстетическом уровне, была Юлия Тимошенко. Огурек, видимо, старалась попасть в этот тренд: светлые волосы, белые и бежевые платьица, каблучки, жемчуга. Однако кандидатке явно не хватило напора и уверенности Юлии Владимировны, поэтому рабочий класс Магдалену поддерживает слабо – 2-4% по последним опросам.

Самым запоминающимся моментом в кампании Огурек стало ее признание, что будь она президентом – не побоялась бы позвонить самому Владимиру Путину и утрясти существующие между Варшавой и Москвой неурядицы. Польский Интернет быстро отреагировал на слова Огурек демотиватором: фото Путина с телефонной трубкой и подписью «Магда… я ждал!»


Демотиватор, высмеивающий Магду Огурек
Демотиватор, высмеивающий Магду Огурек


6. В польском обществе растет популярность антисистемной риторики.Самым большим прорывом этой кампании стал независимый кандидат Павел Кукиз. Кукиз в 90-е играл панк-рок, был солистом группы «Piersi» («Груди»), уже тогда прославился своим непокорным характером и протестными лозунгами. Сейчас Кукиз, член Совета Нижнесилезского воеводства, предлагает перезагрузить всю политическую систему Польши, печалится по поводу состояния польской политики, обещает разрушить все до основания, а потом... А что, собственно, потом – непонятно. Из конкретных предложений – введение в стране мажоритарной избирательной системы. Остальное – достаточно общие антисистемные постулаты. Мои варшавские друзья, которые поддерживают Кукиза, так и не смогли объяснить, что их привлекает в этом кандидате, кроме бесспорной харизмы. Главная аргументация – не хочу голосовать за Коморовского или Дуду. В общем, кандидат не предложил ничего особенного, но Кукиза готовы поддержать от 7 до 11% поляков, что дает ему твердое третье место.

7. Во время кампании продолжила расти поддержка ультраправых. За Кукизом в предвыборных опросах следует Януш Корвин-Микке, евродепутат и лидер ультраправой Коалиции Обновления Речи Посполитой Свобода и Надежда (KORWiN). Корвин-Микке признает, что не верит в демократию, считает образцом для подражания Китай, хочет развалить Евросоюз, помириться с Россией, перестать помогать Украине. Он был среди тех, кто голосовал против ратификации Соглашения об ассоциации ЕС-Украина в Европарламенте.

Также Корвин предлагает максимально снизить налоги и ликвидировать социальные программы, сомневается в умственных способностях женщин и выступает за легкий доступ к огнестрельному оружию. Несколько лет назад поддержка Корвина была уделом маргинальной молодежи, сегодня его готовы поддержать бывшие сторонники «Права и справедливости», которым не хватает более консервативных и радикальных постулатов. По данным первомайских опросов, за Корвина готов проголосовать каждый 20 поляк, который пойдет на выборы.


Рекламный плакат Корвина
Рекламный плакат Корвина


8. Популизм, крайний национализм, нелюбовь к ЕС и украинофобия обычно идут в одном пакете. В борьбе с демократией и ЕС Ковин-Микке не одинок. Достойную компанию ему составляет Марьян Ковальский из «Национального движения». Ковальский верит, что польское общество находится под угрозой, и угрожают ему, в первую очередь, либеральные ценности. Посему нужно укреплять традиционные ценности и репутацию церкви. Ковальский в своей программе подчеркивает, что в Польше рабочие места должны принадлежать, в первую очередь, полякам, а земля и торговля – находиться в польских руках. За социальные реформы должны заплатить заграничные корпорации, работающие в стране.

Ковальского возмущает политика польских властей в отношении Украины – по его мнению, нельзя поддерживать страну, где прославляют УПА – убийц поляков. «Бронислав Коморовский, президент Польши, сделал минет бандеровцам в Верховной Раде. А те потом проголосовали за закон, что этих нельзя оскорблять! Киевский режим, который прославляет преступников – наследник этих ублюдков. Я никогда не буду их союзником!», - заявил Ковальский во время встречи с избирателями во Вроцлаве под конец апреля. Единственное, что радует – упомянутый персонаж вряд ли наберет больше 1%.

9. Свой Ляшко есть и в Польше. Беспартийный кандидат Гжегож Браун придется по вкусу любителям абсурда в политике. В его предвыборных роликах слова «Церковь, школа, стрельбище» упоминаются в одном предложении. Браун называет себя «иудеореалистом», обещает пересмотреть роль евреев в польской истории и доказать, что поляки во время войны не принимали участия в Холокосте.

Известную киносагу «Звездные войны» Гжегож Браун считает гнусной демократической пропагандой, джедаев называет КГБ  выдуманного Лукасом мира, а самым светлым персонажем той вселенной считает лорда Дарта Вейдера. Кстати, Браун – монархист. У него уже есть кандидат на польский трон – это Иисус Христос. Как только Браун станет президентом – обещает провести интронизацию. Словом, вы все сами поняли.

10. Поляки хотят чего-то нового. За последние 25 лет Польша добилась ощутимого прогресса практически во всех общественных и экономических сферах. Статистика не врет: поляки стали жить лучше и зарабатывать больше. Другое дело, что экономические блага распределились неравномерно. Молодежи трудно найти первую, достойно оплачиваемую работу, работающие платят большие взносы на социальное и медицинское страхование, а обе системы работают, мягко говоря, не очень исправно, пенсионерам хватает на еду, но на что-то другое – уже нет.

Политический класс законсервировался, погряз в спорах, кто виноват в Смоленской катастрофе, и религиозно-мировоззренческих дебатах. Поляки, многие из которых уже успели поучиться или поработать за границей, от этого устали. Отсюда больший, чем еще лет 5 назад, спрос на новые лица, и желание голосовать даже за людей без конкретной программы, идущих под лозунгами «развалим все» и «демократия – это зло». Интересно, что большей популярностью в Польше пользуется правый, а не левый популизм. Если суммировать рейтинг поддержки всех антисистемных кандидатов, то получается около 15%. Ничто для президентских выборов, но много для парламентских. А новый Сейм поляки будут выбирать уже осенью этого года.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.