18 января 2017, среда

Потеряет ли Украина союзника в лице Польши

комментировать
Радослав Сикорский, многим украинцам импонирующий своей однозначной позицией по российской агрессии в Украине, снят с поста министра иностранных дел. Заменит его куда более осторожный политик

Коней на переправе не меняют — гласит народная мудрость, но поляки решили рискнуть. В пятницу стало известно, что в новом правительстве Эвы Копач Радослав Сикорский уже не будет возглавлять польский МИД. Теперь функцию главного дипломата страны будет исполнять Гжегож Схетына, глава парламентского комитета по иностранным делам, бывший министр внутренних дел, видный деятель правящей партии «Гражданская платформа».

Смена главы МИДа в Польше назревала давно. Радослав Сикорский, многим украинцам импонирующий своей однозначной позицией по российской агрессии в Украине, в самой Польше вызывал немало недовольства. Дипломаты и эксперты в целом солидарны, что во времена Сикорского польский МИД стал куда более европейским министерством, а его работа все больше приближается по стандартам к немецким и французским коллегам. Работников стали отбирать тщательнее, появились программы сотрудничества, направленные не только на Европу, но и на Азию, Африку, Латинскую Америку, импульс получило развитие культурной дипломатии. Но на этом комплиментам, как правило, приходит конец и начинается поток критики.

Первый пункт — Сикорский любитель исполнять соло. Он не командный игрок и не любит делиться лаврами с окружением. В польском МИДе, пусть обновленном и очень профессиональном, не оказалось никого, кто бы мог считаться яркой фигурой польской дипломатии. Всю инициативу и принятие всех решений министр забрал на себя. Нельзя отрицать харизматичность Сикорского как политика, но это харизма специфичного типа: самоуверенность на грани с ароганцией. Сикорский слишком много взял на себя.

Представляя свое правительство, Эва Копач сказала, что Польша не пойдет в первые ряды тех, кто будет проталкивать вопрос поставок оружия Украине

Второе. Сикорский прекрасно справлялся с ролью представителя Польши, когда речь шла об отношениях с западными партнерами. Прекрасный английский, афористичность высказываний, умение себя подать — во время визитов в Вашингтон, Лондон или Берлин он представлял свою страну не как младшего брата государств старой Европы или основателей блока НАТО, но как равноправного и значимого союзника. Иначе развивались контакты со странами Восточной Европы Восточной Европы.

Радослав Сикорский (кстати, министр предпочитает более понятную в западных странах версию своего имени — Радек) в отличие от многих своих предшественников-польских дипломатов практически не имел бэкграунда отношений с Востоком. Ни семейной истории, ни учебы в СССР, ни работы в посольствах постсоветских стран. Сикорский закончил Оксфорд, работал в Штатах — свой мир для него это не пост-коммунистические реалии, а англо-саксонская интеллектуальная и политическая традиция. Сикорский на мероприятиях, посвященных транс-атлантическим делам и Украине это два разных человека: первый однозначно более улыбчив, открыт и раскован. У него нет присущего многим полякам интуитивного понимания того, что происходит за восточными границами страны. «Польше бы стоило иметь два министерства, отвечающих за внешнюю политику — классический МИД, и там пусть правит Сикорский, и второе министерство соседских отношений — а вот туда срочно нужно искать кого-то другого», - эту фразу знакомая-дипломат из посольства одной из европейских стран произнесла еще года два тому. Радек сознательно отказался от козыря польской внешней политики — действовать на Востоке Европы, зная и чувствуя эти страны лучше, чем немцы или французы. В отношениях с Киевом, Минском, государствами Южного Кавказа Сикорский применял брюссельское лекало, больше доверяя рапортам западных аналитических центров, чем мнению местных общественных или политических деятелей.

Все это так или иначе отобразилось и на польском бизнесе в Восточной Европе — предприниматели, ожидая от своего МИДа поддержки по конкретным вопросам, ее не получали, потому что МИД по-другому видел ситуацию, и на политических контактах — программы помощи и сотрудничества, часто скроенные без учета местной специфики, оставляли в поляках чувство разочарования.

Ну и наконец третье, что стало особенно важным после начала российской агрессии в Украине: Сикорский не визионер. Он переговорщик, причем переговорщик, ориентирующийся на западные правила игры. Это было прекрасным свойством, пока Польша переживала «лучший период в своей истории за последние 300 лет», но стало проигрышной картой в мире, где порядок дня диктует Владимир Путин, который в гробу видел западные правила и условности. Позиция Сикорского и его шведского коллеги Карла Бильдта по России кажется острой только на фоне ужасно невыразительных остальных европейских дипломатов. Критикуя Брюссель за «политику обеспокоенности», Сикорский сам не смог выйти за ее рамки. Не смог дать ответ на ключевой для Польши вопрос — что делать, если Путин закончит с Киевом и возьмется за Варшаву. Фразы типа «этого никогда не случится, потому что не случится и мы не допустим» - не план для страны, которая скоро может оказаться под ударом.

Таким образом, публикация в июне ресторанных разговоров Сикорского, где он не жалеет резких слов для западных партнеров, и неудача с попыткой занять пост еврокомиссара по внешним делам только ускорили неизбежное — Сикорского решили снять.

Единственное, на что могут рассчитывать украинцы от нового главы МИДа — чуть более теплое человеческое отношение

Кандидаты на пост главного дипломата страны в Варшаве интенсивно обсуждались еще со второй половины августа. Звучали имена бывшего министра финансов Яцека Ростовского, тоже большого симпатика англо-саксонской традиции, посла Польши в США Ришарда Шнепфа, кадрового дипломата, Павела Залевского, бывшего евродепутата, теперь главы Польско-украинского форума партнерства. В результате, выбор премьера Эвы Копач и президента Бронислава Коморовского удивил всех — новым министром будет Гжегож Схетына, влиятельный человек в польской внутренней политике, но без дипломатического опыта. По неофициальной информации, Схетыну на должность министра протолкнул экс-премьер Дональд Туск, который в данный момент пакует чемоданы в Брюссель, чтобы стать главой Европейского Совета.

Про Схетыну в Польше говорят, что это человек, который знает всех и умеет при помощи собранной информации добиться от кого угодно чего угодно. Он не так хорошо владеет английским, но, как заметил один из его коллег по партии, не обязательно знать несколько иностранных языков, чтобы иметь что сказать. Тут как раз не поспоришь. Другое дело, что назначение Схетыны было проведено исключительно из внутриполитических соображений «Гражданской платформы», которой год остался до следующих выборов в парламент и после ухода Туска вопрос стоит даже не о победе партии, а о том, чтобы она до этих выборов не развалилась. Поэтому в кабинет министров Эвы Копач собрали всех «заклятых друзей» из «Платформы», чтобы разделить между ними ответственность за управление страной.

По моему глубокому убеждению, такой принцип, особенно сейчас, является для Польши пагубным. В момент острого политического и военного кризиса не так далеко от польских границ, руководство страны даже не озаботилось поисками того-таки визионера, амбициозного игрока на должность главного дипломата. Принцип «лишь бы не хуже, чем прежний» контрпродуктивен и в мирное время, а во время перемен — становится просто опасным.

Представляя свое правительство, Эва Копач сказала, что Польша не пойдет в первые ряды тех, кто будет проталкивать вопрос поставок оружия Украине. И что вообще страна должна повести себя как рассудительная женщина — когда есть угроза, сидеть потише, защищать свой дом и детей. Надеюсь, премьер просто очень волновалась и была застигнута врасплох, иначе с точки зрения Украины ситуация начинает выглядеть совсем плохо.

Гжегож Схетына пока не высказывался по украинскому вопросу. Сложно делать прогнозы, но мне кажется, что его политика на посту министра будет просто инерционным продолжением действий Сикорского. Единственное, на что могут рассчитывать украинцы — это чуть более теплое человеческое отношение, что, кстати, даже в циничном мире политики немаловажно. У Схетины хорошая интуиция. Он был на Майдане зимой, когда для украинцев важна была даже символическая поддержка со стороны Запада. Правда, оснований для оптимизма что дальнейшие действия министра выйдут за рамки символических, я тоже пока не вижу.

А Радек Сикорский из министерства пока переезжает в Сейм. Он займет место спикера, оставленное Эвой Копач. Некоторые эксперты говорят, что это трамплин к президентской кампании — Бронислав Коморовский тоже раньше был спикером парламента. Однако, зная амбиции Сикорского — это шаг назад. В Варшаве для него места уже нет, а в Брюсселе — еще нет.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.