25 июля 2017, вторник

В джазе только девушки. Эксперименты Франсуа Озона

Фильм культового французского режиссера Франсуа Озона Новая подружка — история необычной дружбы, в которой за нарочито циничным сюжетом об однополой любви скрывается мотив свободы быть самим собой
Картина выходит в неспокойное время. Речь о праворадикальных волнениях, пронесшихся в последнее время над столицей. В частности, это коснулось недавнего кинофестиваля Молодость, на который пришелся и поджог кинотеатра Жовтень, и устроенный Правым сектором демарш в Кинопанораме. В обоих случаях
комментировать
Фильм культового французского режиссера Франсуа Озона Новая подружка — история необычной дружбы, в которой за нарочито циничным сюжетом об однополой любви скрывается мотив свободы быть самим собой

Картина выходит в неспокойное время. Речь о праворадикальных волнениях, пронесшихся в последнее время над столицей. В частности, это коснулось недавнего кинофестиваля Молодость, на который пришелся и поджог кинотеатра Жовтень, и устроенный Правым сектором демарш в Кинопанораме. В обоих случаях причиной послужили показы фильмов на ЛГБТ-тематику из специальной фестивальной программы Солнечный зайчик (Sunny Bunny).

В общем, волнительно мне за ленту Франсуа Озона. Его "Новая подружка" хоть и не о гомосексуалистах, у которых в последнее время нашлось немало противников в новой Украине, но рискует быть прочитанной именно так.

Новая подружка — вольная экранизация одноименного рассказа британской писательницы Рут Ренделл, специализирующейся на детективной прозе. Франсуа Озон прочел рассказ еще 20 лет назад, долгое время пытался перенести его на экран, но не знал, как подступиться. По сути, первой пробой стала короткометражка Летнее платье (1996 год), пришедшаяся на разгар обсуждаемой в ту пору темы СПИДа, из‑за чего лента получилась едва ли не политической.

По иронии судьбы, Озон заканчивал сценарий "Новой подружки" как раз в тот момент, когда Париж накрыли манифестации противников легализованных правительством однополых браков. И снова режиссер, сам того не ведая, снимает фильм практически с политическим подтекстом.

"Новая подружка" балансирует на грани сразу нескольких жанров — психологической мелодрамы о формировании личности, комедии и сентиментального триллера

И в книге, и в картине повествуется о двух лучших подругах Клер (Анаис Демустье) и Лоре (Изильд Ле Беско), испытавших платоническую любовь друг к другу с тех пор, как в школе их посадили за одну парту. После учебы обе благополучно выходят замуж. У Лоры рождается дочь, а Клер становится ее крестной матерью. Но однажды происходит непоправимое. Лора умирает, и Клер остается одна, словно сирота. Дав покойной подруге клятву присматривать за мужем Давидом (Ромен Дюрис) и ребенком, Клер наведывается к ним в гости. В один из таких визитов она застает Давида в женском туалете при полном параде: макияж и платье. Образ травести, призванный компенсировать дочери потерю матери, сближает Давида с Клер.

Дальше Дюрис уходит в настоящий костюмный отрыв, иногда напоминая ряженного Мика Джаггера, а его партнерша-дебютантка Анаис Демустье добавляет красок своей едва заметной трансформацией, демонстрируя тонкую актерскую технику. Но все это понимаешь не сразу.

Первое, что приходит на ум, когда смотришь "Новую подружку": Озон играет в Альмодовара, выстраивая на экране в своей фирменной немного холодной манере и с нескрываемой постмодернистской иронией, мир трансвеститов. Но нет. Дело в другом.

Франсуа Озон, давно ставший важной частью французской киноэлиты, обращается к любимым темам. Снимающий по вуди-алленовскому графику, еще в сущности молодой француз успел отметить все нюансы человеческой жизни: семья и проходящие через нее разломы, любовь и восприятие ее постфактум, желание и его причудливые формы, смерть и след, который она оставляет среди живущих, материнство и его невозможность, отцовство и его отсутствие.

"Новая подружка" балансирует на грани сразу нескольких жанров — психологической мелодрамы о формировании личности, комедии и сентиментального триллера. Где‑то шутя, а где‑то всерьез, Озон рассуждает о том, что классическая модель семьи исчерпала себя, и с этим нужно, в конце концов, смириться. Умертвив в прологе одну из подруг, режиссер намекает, что смерть — освобождение, без которого нет возможности войти в новую жизнь. Немного дурача зрителя своим в меру искусственным сюжетом, Озон снова говорит о корнях сексуальной самоидентификации, транслируя мысль, что в каждом из нас, если хорошенько присмотреться, скрывается кто‑то другой.

Конечно, не обошлось и без оммажа великим. Талантливый стилизатор Озон кивает в сторону хичкоковского Психо, Жильца Романа Полански и американского отщепенца Эдварда Вуда — как главных источников своего вдохновения. Но мысль, что в титрах появится фраза “посвящается Педро Альмодовару”, не покидает до самого конца.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев
Если Вы хотите вести свой блог на сайте Новое время, напишите, пожалуйста, письмо по адресу: nv-opinion@nv.ua

Мнения ТОП-10

Читайте на НВ style

Последние новости

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер:

Все материалы раздела Мнения являются личным мнением пользователей сайта, которые определены как авторы опубликованных материалов. Все материалы упомянутого раздела публикуются от имени соответствующего автора, их содержание, взгляды, мысли не означают согласия Редакции сайта с ними или, что Редакция разделяет и поддерживает такое мнение. Ответственность за соблюдение законодательства в материалах раздела Мнения несут авторы материалов самостоятельно.