28 июня 2017, среда

Урбанистическая красота и жижковские улицы. Записки из Праги

В пражский ресторан Café Savoy захаживал обедать в компании актрис великий писатель Франц Кафка
Фото: Josef Quarter / wishbeen.com

В пражский ресторан Café Savoy захаживал обедать в компании актрис великий писатель Франц Кафка

Строго говоря, Прага — не чешский город. Это многослойный центр, который живет несколькими историческими и культурными жизнями.

В изобразительном искусстве есть такое понятие — палимпсест. Так называют покрытие одного слоя живописи другим. Новый слой хоронит своего предшественника. Прага — город-палимпсест, потому что у него за спиной огромная история. Костяк Праги создавался во времена выдающегося императора Священной Римской империи Рудольфа II и в эпоху барокко. Тогда Прага была космополитичным центром Европы, сюда съезжались алхимики, халдеи, ведьмаки, шарлатаны и астрологи. Эти люди говорили и писали на латыни и немецком. Тогда‑то и появилась Прага, которую мы любим и знаем. Этот город нужно читать ногами, как это делали оккультисты в XVI веке. Когда ты ходишь по городу, твои ноги ощущают его токи, его пульс, его историю.



Прага пережила много трагических событий. В период Второй мировой войны ее оккупировали нацисты, а после небольшой передышки начались десятилетия коммунистической диктатуры. Но, в отличие от Польши или Венгрии, коммунистический режим не был навязан Чехословакии: за коммунистов проголосовали миллионы избирателей. Сейчас в Чехии главное политическое противостояние — между демократами, вышедшими из правозащитного диссидентского движения, наследниками Вацлава Гавела, и социалистами “с человеческим лицом”, наследниками Александра Дубчека и его окружения. Этот конфликт в силе — чехи всякий раз выбирают между социалистами и демократами, хотя коммунисты тоже пользуются популярностью. Прага, в отличие от, например, Моравии, голосует за демократов.

Ритм жизни Праги я бы назвал вялым. Я не вкладываю в это определение отрицательного смысла. Для меня вялый значит цивилизованный, противоположный варварскому. Скажем, большевизм — это варварское явление. Варвара красота унижает, и потому он ее разрушает, уничтожает. Вялый пражанин сделал все, чтобы город в ХХ веке сохранил свою красоту, свою архитектуру.



Есть Прага позднеавстрийская, эпохи ар-нуво с ее волнистыми линиями и архитектурным индивидуализмом. Я нигде не встречал такой концентрации урбанистической красоты, как в Праге, за исключением некоторых итальянских городов.

Впрочем, есть в Праге и совсем другой район — Жижков. Когда в летний зной идешь по его заплеванным улицам и слышишь шуршание рваных газет и целлофановых мешков, вспоминаешь роман Франца Кафки Процесс, главный герой которого был приговорен к смертной казни. Думаю, что по этим жижковским улицам он шел на суд, и где‑то здесь его казнили.

Чтобы почувствовать красоту Праги, советую прогуляться по Мальтийской площади и прилегающим улицам. Это не просто площадь, а архитектурный ансамбль. И если архитектуру часто называют застывшей музыкой, то Мальтийская площадь — это божественная застывшая музыка. Также стоит побывать в районе площади Мира. Парками Прага тоже не обделена — особенно хороши поросшие вереском пустоши.

Бедность в Праге — черта психологическая. У Бориса Пастернака есть строка: “Ты рядом, даль социализма”. Так вот “даль социализма” в Праге действительно рядом — это тяжелое наследие, непреодоленная пока что бедность, убожество жизни.



Но все же Прага становится богаче. Она уже не напоминает человека, который пережил долгую хроническую болезнь, она становится благообразней и буржуазней. К примеру, в конце 1990‑х в средние, по западным меркам, пражские рестораны чехи почти не ходили. Для них это было слишком дорогое удовольствие. Теперь ситуация меняется.

Чешская кухня испытала сильное немецкое влияние, с той лишь разницей, что Чехия бедней, чем Германия. В Чехии самый высокий процент желудочных заболеваний в Евросоюзе. Это значит, что население страны плохо ест. Но Прага разительно отличается от других городов страны, поскольку здесь уже выстроена инфраструктура для живущих и работающих в городе иностранцев, которых насчитывается 200–300 тыс. Тут есть первоклассные рестораны и винные лавки.

Советую посетить ресторан Osteria Da Clara в районе Прага-10. Здесь готовят домашние тосканские блюда, пасту, морских тварей. Лучшая ресторанная терраса в Праге — это Palffi Palac. А в Café Savoy — необыкновенно красивый потолок в стиле ар-нуво. Сюда в начале прошлого века захаживал Франц Кафка в сопровождении актрис.

Материал опубликован в №23 журнала Новое Время от 17 октября 2014 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Туризм ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: