23 мая 2017, вторник

Опасные районы, изумительные наряды крестьянок и еда. Записки из перуанской Лимы

комментировать
Опасные районы, изумительные наряды крестьянок и еда. Записки из перуанской Лимы

По столице Перу курсируют автобусы-развалюхи, за рулем которых сидят настолько темпераментные водители, что будничная поездка по городу превращается в подобие этапа Формулы-1.

Не знаю, что чувствовал знаменитый конкистадор Франсиско Писарро, высаживаясь на обрывистом берегу Тихого океана, чтобы основать город королей, теперешнюю столицу Перу — Лиму, но не сомневаюсь, что даже ему, решительному и жестокому храбрецу, было тревожно оставлять корабль и бросаться покорять далеко не миролюбивых индейцев ичму, населявших эти края.

Конечно, было бы весьма самонадеянно сравнивать себя с Писарро, но в одном мы точно похожи — выходить на “завоевание” столицы Перу, разбросанного вдоль океана огромного восьмимиллионного мегаполиса, мне тоже было страшновато.

Лишь малая часть городских районов Лимы относительно благополучна. В остальные ездить не рекомендуется даже днем, а гулять там в темное время — верх безрассудства. Даже в “хорошем” районе, где я остановился, все дома были обнесены высокими железными заборами, на окнах решетки, а возле каждого отделения банка, супермаркета, гостиницы стоял вооруженный до зубов охранник.

Первая проблема, с которой сталкиваешься сразу по приезде,— почти никто, за редким исключением, не говорит по‑английски. Чтобы узнать, как доехать до исторического центра, мне пришлось полчаса отчаянно жестикулировать, рисовать схемы на бумажке, искать отдельные испанские слова в словаре и пытаться составить из них осмысленные фразы. Кто верит — тот добьется. За тридцать минут испанско-английской пантомимы мне удалось узнать номер автобуса и направление движения.


DR
DR


Автобусы старые, разваливаются на ходу, но темпераментные водители с амбициями гонщиков Формулы-1 отчаянно маневрируют в сумасшедшем городском потоке непрерывно сигналящих машин, мотоциклов и скутеров, обгоняя, подрезая и неудержимо стремясь первыми приехать к какому‑то неведомому финишу.

Не могу сказать, что местные жители очень уж доброжелательны — с миролюбивыми азиатскими индуистами-буддистами их не сравнить. Доминирующий типаж — индейцы, но есть и потомки испанских завоевателей, с тонкими белыми европейскими лицами. Все люди очень набожные, и это сразу заметно. За полчаса поездки на автобусе кондуктор множество раз перекрестился и прошептал хвалу Господу, исправно склоняя голову при виде каждого католического храма, которых в городе довольно много. Похоже, что силой идеи и меча святой католической церкви удалось убедить индейцев обратить свои языческие души в “истинную” веру.

Духовное и материальное наследие испанцев в виде красивых колониальных зданий и дворцов служит главным украшением центральной исторической части города. В остальном почти все здания ничем не примечательные и большей частью неухоженные.

Яркие флуоресцентные расцветки юбок, блузок и жилеток коренных перуанок, одетых в обязательные шляпы-котелки, в состоянии разогнать даже самый густой туман в вашей душе

Единственное исключение — пригород Мирафлорес, относительно безопасный и комфортный район с парками, пляжами, ресторанами и современными жилыми домами, а также с захватывающим дух видом на океан.

В зимнюю пору столица Перу всегда окутана густым белым туманом, или, как его здесь называют, garua, что делает город грустным, медленным и провинциальным.

В целом Лима — не то место, где можно беспечно гулять по красивым улочкам, праздно сидеть в кафе и наслаждаться жизнью. Блестяще описал ее американский писатель Герман Мелвилл, назвав “самым грустным и странным городом на земле, словно одетым в белую вуаль… и источающим ужас, содержащийся в этой белизне ее печали”.

И тем не менее “ужасающую белизну перуанской печали” запросто могут расцветить две вещи: изумительные наряды приезжающих в столицу крестьянок и еда.

Поверьте, яркие флуоресцентные расцветки юбок, блузок и жилеток коренных перуанок, одетых в обязательные шляпы-котелки, в состоянии разогнать даже самый густой туман в вашей душе.

Что же касается еды, то севиче — свежайшая порезанная кусочками сырая рыба, замаринованная в соке лайма,— может заставить вашу душу взлететь сквозь грустную белизну garua прямо в гастрономический рай и парить там подобно кондору под звуки признанной национальным достоянием Перу мелодии El Condor Pasa (Полет кондора), завоевавшую мировую популярность усилиями знаменитых Simon&Garfunkel.

Страсть к путешествиям привела Ивана Компана, коренного киевлянина и преподавателя Эдинбургской бизнес-школы, в Лиму

Хотите рассказать интересные факты о своем городе? Пишите нам на адрес travel@nv.ua

Материал опубликован в №26 журнала Новое Время от 24 июля 2015 года


Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

Туризм ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: