4 декабря 2016, воскресенье

Вкусные финансы. Как в начале ХХ века кафе превратилось в площадку оперативных бизнес-сводок

комментировать
Вкусные финансы. Как в начале ХХ века кафе превратилось в площадку оперативных бизнес-сводок

Кондитерская швейцарца Бернарда-Оттона Семадени стала местом, в котором на пороге XX века по­явилась новая украинская буржуазия.

Умел же Тевье-молочник, герой писателя Шолом-Алейхема, утешать свою жену. У Голды, его супруги, был родственник Менахем-Мендл, который одолжил у семейства 100 руб. для верного дела, а затем исчез. Голда решила, что ее родич умер. “Все мы, Голда, помрем,— утешал ее Тевье.— Человек подобен столяру. Столяр живет, живет и умирает. Так и человек”.

Но Менахем не умер, а занялся спекуляциями на Киевской фондовой бирже. Так и обанкротил себя и своих заимодавцев, протирая старые брюки в новом, самом денежном для конца XIX века киевском кафе — Семадени.

Кафе придумал не Шолом-Алейхем, а швейцарец Бернард-Оттон Семадени, собственник первой в Украине сети кондитерских.

Все началось в 1878 году с заведения на углу Институтской и Крещатика, в доме Лазаря Бродского, где размещался Дворянский банк — напротив Первой киевской биржи. Это соседство и определило судьбу кондитерской, горожан и литературного Менахема.

В кафе Семадени не только ели сладости — оно превратилось в торговую площадку зарождающегося фондового рынка.

 
Основатель:
Бернард-Оттон Андреевич Семадени (1845–1907)

Открытие: 1878 год

Адрес: Крещатик, 15

Архитектор: первоначального здания (вариант 1877 года) — Александр Шилле и Виктор Сычугов; реконструированного (вариант 1888 года) — Владимир Николаев и Артур Абрагамсон

  

Киевовед Михаил Кальницкий в своей книге Бизнес и бизнесмены, описывая эту сладкую эпоху киевского капитализма, отмечает: в 1873 году оборот столичной фондовой биржи составлял 9 млн руб., а всего через семь лет — уже сотни миллионов. Торговали на бирже зерном, лесом, сахаром, домами. Все это переводили в облигации, акции, расписки. В игре участвовали не только миллионеры, купцы первой и второй гильдий, но и незажиточный класс.

Однако за работу в здании биржи нужно было платить немалые взносы. Поэтому безденежная шумная орава переместилась в расположенную под боком кондитерскую Семадени. За свою “бесплатность” подобные игроки получили прозвище биржевые зайцы.

Константин Паустовский в своем рассказе Гардемарин отметил это явление такой едва заметной деталью, выуженной писателем из своей киевской юности: “На Крещатике гардемарин зашел со мной в кофейную Семадени, заказал две порции фисташкового мороженого и два стакана воды. Нам подали мороженое на маленький трехногий столик из мрамора. Он был очень холодный и весь исписан цифрами: у Семадени собирались биржевые дельцы и подсчитывали на столиках свои прибыли и убытки”.

Но вернемся к другому литературному персонажу — Менахему-Мендлу. Вот что он пишет своей жене: “…сижу уже у Семадени наравне со всеми за белым мраморным столиком, как в Одессе, и пью кофе со сдобными булочками. Такой уж здесь обычай — не то подходит человек и выгоняет вон. Тут, у Семадени, и есть самая биржа. Сюда собираются маклеры со всех концов света. Здесь всегда крик, шум, гам, как — не в пример будь сказано — в синагоге: все говорят, смеются, размахивают руками. Иной раз ссорятся, спорят, затем судятся, потому что при дележе куртажа вечно возникают недоразумения и претензии; без суда посторонних лиц, без проклятий, кукишей и оплеух никогда ни у кого — в том числе и у меня — не обходится”.

Этот рассказ открывает важные детали из жизни кондитерской.

 


УСТОЯЛ: Даже после прихода в Киев советской власти кондитерская Семадени все еще кормила и поила киевлян. Уже не так вкусно, но все еще сытно.
УСТОЯЛ: Даже после прихода в Киев советской власти кондитерская Семадени все еще кормила и поила киевлян. Уже не так вкусно, но все еще сытно.


 

Убранство в киевском Семадени — “как в Одессе”. Ничего удивительного: хозяин заведения приехал в Киев в январе 1877‑го, а до того несколько лет стажировался в Одессе в Швейцарской кондитерской, которую основали братья Яков и Доминик Фанкони.

Те, в свою очередь, до прибытия в 1872 году в Одессу 16 лет отработали в Варшаве, в одной из лучших тамошних кондитерских. С собой на юг Российской империи они привезли европейский сервис и ассортимент — конфеты в изящных коробочках, драже, бисквиты, печенье, мороженое с фруктами. Все это Семадени перенес в Киев.

33‑летний швейцарец постоянно старался удивить киевлян новинками. Например, предложил им карамель Кетти Босс. Кроме вкусовых прелестей, она имела и лечебное свойство — останавливала кашель. Семадени также приучил киевлян пить кефир, который изготавливали неподалеку от кондитерской.

Он же открыл в Киеве две фабрики, которые обеспечивали кондитерскую тортами, конфетами, кремами, напитками.

У Семадени подавали английский, швейцарский, голландский шоколад. И, конечно же, сухое варенье — кусочки многократно уваренных в сахарном сиропе фруктов, затем подсушенных и обкатанных в мелком сахаре.

Это лакомство родилось в Киеве примерно в XIV веке. Через 400 лет по специальному распоряжению Екатерины II его стали поставлять к ее императорскому столу. А позже сухое варенье пошло в народ.

В первые годы работы “вкусной” фирмы Семадени ее годовой оборот превысил 24 тыс. руб. Причем весь годовой бюджет Киева в 1870‑м составлял 200 тыс. руб.

К началу 1890‑х киевский швейцарец вышел на показатель в 100 тыс. руб. Правда, и городская казна за это время подросла до 1 млн руб.

У Семадени не только вкусно ели и торговали бумагами — кафе превратилось в площадку оперативных бизнес-сводок. При этом сам хозяин заведения выписывал разнообразную местную и мировую прессу. Так что посетители кондитерской всегда были в курсе новостей — от биржевых до глобальных.

Сюда же за сенсационными репортажами и инсайдерскими “сливами” подтягивались журналисты. В итоге кафе стало городским явлением. Впрочем, как и некоторые другие схожие заведения — кондитерская Жорж на углу Прорезной и Крещатика или кафе Варшавское на улице Лютеранской.

Но именно заведение Семадени стало символом расцвета киевской буржуазии. Оно пережило своего отца-основателя, который умер в 1907 году в возрасте 62 лет.

 


МЕСТО ВСТРЕЧИ: Кондитерская Семадени разместилась в центре мелкобуржуазного, местами еще провинциального, быстроразвивающегося Киева конца XIX века
МЕСТО ВСТРЕЧИ: Кондитерская Семадени разместилась в центре мелкобуржуазного, местами еще провинциального, быстроразвивающегося Киева конца XIX века


 

Оригинальную роль кафе сыграло в судьбе еще одного литературного персонажа — бравого солдата Швейка. 20 января 1917 года Ярослав Гашек, автор романа о похождениях этого вояки, оказавшийся после дезертирства из австро-венгерской армии в Киеве, вместе с братом жены Ярославом Майером зашел перекусить в кондитерскую. Но на тот момент входить в демократичный Семадени рядовому составу запретили. Сидевший за столиком генерал потребовал, чтобы Майер вывел вон своего компаньона. Случился скандал. Гашека арестовали и отправили на гауптвахту в Борисполь. Именно там за 11 дней он наконец‑то закончил повесть Бравый солдат Швейк в плену.

Вскоре в городе появилась советская власть, начавшая искоренять буржуазию. У кондитерской стали исчезать клиенты.

В годы НЭПа, в первой половине 1920‑х, кафе Семадени еще пыталось выжить в новых политэкономических реалиях. Но затем все пошло прахом: фондовые биржи в СССР закрыли. И смысл существования кондитерской был потерян.

В сентябре 1941 года, в первые дни оккупации Киева немцами, вместе со взорванным советскими подпольщиками Крещатиком прекратило свое существование и кафе Семадени.

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

История ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: