7 декабря 2016, среда

Разыграли по нотам. Маленький Музыкальный переулок изменил жизнь большого города

Разыграли по нотам. Маленький Музыкальный переулок изменил жизнь большого города

Поезжайте в Киев и спросите: кем стал после революции городовой, что дежурил на углу Крещатика и Прорезной? Нет, вы поезжайте и спросите.

Но если уж не получится, то вот вам ответ из уст Михаила Самуэлевича Паниковского, героя романа Золотой теленок: “Хороший был человек! Фамилия ему была Небаба, Семен Васильевич. Я его недавно встретил. Он теперь музыкальный критик”.

И вот в чем вопрос: каким это ветром городового Небабу занесло на эти музыкальные галеры? Все очень просто — он по долгу службы долгие годы находился в окружении нежных звуков и волей-неволей должен был на­учиться разбираться в нотах.

Все дело в том, что в 1863 году дирекция Императорского русского музыкального общества из Санкт-Петербурга обратилась к киевскому вице-губернатору Петру Селецкому с предложением открыть в Киеве отделение общества с целью популяризации классической музыки.

С того момента культурная жизнь украинской столицы забурлила.

Уже в 1867 году в городе открыли Киевский оперный театр. Это была третья в Российской империи опера — после Большого в Москве и Мариинского в Санкт-Петербурге. 13 ноября того же года Селецкий написал письмо великой княжне Елене Павловне, вдове Михаила Павловича Романова, младшего сына давно усопшего российского императора Павла I. Урожденная немецкая принцесса под именем Фредерика Шарлотта Мария Вюртембергская покровительствовала Русскому музыкальному обществу. Вице-губернатор испрашивал ее содействия для открытия в Киеве первой музыкальной школы. В письме было уточнено: “Доступной для всех сословий”.

В январе 1868 года в доме по улице Маложитомирской, 7 открыли такую школу. Сначала в ней было всего 11 учащихся, но вскоре их стало 40. Проект нуждался в собственном здании.

28 июня 1873 года перпендикулярно Васильчиковой (Прорезной) — рядом с тем местом, где значительно позже нес службу литературный персонаж Небаба,— известный киевский архитектор Александр Шиле на волонтерских началах создал проект здания музыкального училища.

Спустя год строительства сооружение в стиле барокко, с крышей, которую украшала небольшая башенка, сдали в эксплуатацию.

В это же время центр Киева переживал строительный бум. Параллельно в районе Крещатика Шиле строит здание Киевской биржи, Гордумы, несколько жилых домов и фонтан на Царской площади, ныне Европейской.

Как отмечает в своем труде Киевское музыкальное училище, очерк деятельности 1868–1924 Юрий Зильберман, заведение укомплектовали преподавательским составом высшей пробы: композиторы Николай Лысенко и Отакар Шевчик, а также Николай Губерт, в будущем — директор Московской консерватории. Здесь выступали Петр Чайковский, Сергей Рахманинов, Федор Шаляпин. Засветились в училище десятки и сотни исполнителей, чей ранг на тот момент был пониже. Но со временем некоторые из них превратились в звезд мировой величины, как случилось с композитором и дирижером Рейнгольдом Глиэром и советским пианистом-эмигрантом Владимиром Горовицем.

К тому времени, как ильфопетровский герой Небаба заступил на свой скучный пост, рядом с местом его службы образовался отдельный творческий квартальчик. Киевляне именовали его Музыкальным переулком.

Но содержание этого “островка” музыки было делом хлопотным. Горожане поддерживали его личными пожертвованиями, частично расходы покрывались за счет доходов от концертов.

 

ВОСПИТАНИЕ УЛИЦЕЙ: Примерно где-то в этом месте, на Прорезной, городовой Небаба вызубрил свои первые уроки как будущий музыкальный критик

 

1876 год выдался особенно тяжелым. Суммы, что платили ученики за свое образование, плюс взносы меценатов не покрывали всех трат. А в их число входили и выплаты процентов за взятый кредит на строительство здания. Так что в итоге помещение училища отдали в залог в Полтавский земельный банк. Руководство учебного заведения обратилось к государю за субсидией. Причем вопрос был поставлен ребром: или казначейство поможет выжить Музыкальному переулку, или проект придется свернуть.

Император назначил ежегодную выплату в 5 тыс. руб. серебром в течение следующих пяти лет, по 3,5 тыс. руб. на такой же срок выделило Министерство народного просвещения. По окончании первой пятилетки условия субсидии пролонгировали еще на пять лет. Кроме того, во всей империи музыкальные училища, которые опекало Русское музыкальное общество, освободили от обязанностей платить налог и таможенные сборы. Это позволило значительную часть средств отправлять на приобретение инструментов, издание нот и прочее.

В итоге киевские музы победили, и проект стал развиваться с новой силой. И вот 17 января 1903 года московская ежедневка с бесхитростным названием Новости дня сообщила, что властями утвержден “проект памятника М. И. Глинки”. Планировалось 20 мая 1904 года — к 100‑летию композитора — установить скульптуру возле Киевского музучилища, в Музыкальном переулке.

Все так и случилось. Правда, с опозданием в шесть лет. Бюст Глинке установили лишь в декабре 1910‑го.

А через три года статус Музыкального переулка взлетел выше небес. 4 ноября 1913 года пресса сообщила об открытии в Киеве консерватории. Вот как, например, об этом написала харьковская газета Утро: “Киев. Состоялось торжественное открытие консерватории, приуроченное к празднованию 50‑летия киевского отделения Императорского русского музыкального общества”.

Так музыкальное училище эволюционировало в консерваторию.

 

ПЕРВОЕ МУЗУЧИЛИЩЕ: Скромное здание в центре Киева определило музыкальную судьбу города, его стиль и пьянящую творческую атмосферу

 

За полвека киевляне стали здорово разбираться в музыке — примерно так, как сегодня они разбираются в футболе. Даже литературный Небаба поддался этому повальному увлечению и переквалифицировался в музыкального критика.

В 1934 году, когда Киев после небольшого перерыва вернул себе статус столицы, в его все еще активном Музыкальном переулке при консерватории открыли музыкальное училище и музыкальную школу.

В 1935 году архитектор Иосиф Каракис пристроил для них помещение с концертным залом. В итоге переулок мог бы претендовать на звание Музыкальной улицы, а со временем и площади. Но в 1941‑м, перед немецкой оккупацией, советские подпольщики заминировали Крещатик и в конце сентября взорвали его основные здания.

Большой пожар переметнулся на Музыкальный переулок. Ничто из наследия той музыкальной эпохи не уцелело. Выстоял лишь бронзовый бюст Глинки. Теперь эта работа известного киевского скульптора и архитектора Владимира Николаева прячется в тенях деревьев Мариинского парка. 

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

История ТОП-10

Подписка на новости
     
Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: