25 июня 2017, воскресенье

Двигатель процесса. Малый Пассаж стал лицом развивающегося киевского капитализма конца XIX века

Двигатель процесса. Малый Пассаж стал лицом развивающегося киевского капитализма конца XIX века

Пассаж, возведенный в 1871 году по проекту архитектора Георгия Весмана, представлял собой яркое отображение всплеска киевской деловой активности конца XIX века.

Современным киевлянам не нравятся громоздкие билборды в исторической части города — в декабре 2015 года более 10 тыс. человек подписали даже соответствующую электронную петицию. Они просто не знают, что такое навязчивая уличная реклама. Жителям Киева образца 1870‑х она была хорошо известна. Ее эпицентром стал только что сооруженный городской Пассаж. Этот комплекс зданий был покрыт зазывающими баннерами едва ли не целиком.

Большая вывеска конторы нотариуса Сергея Шенфельда соперничала с баннером известного киевского аптекаря Адольфа Марцинчика. Рядом красовалась реклама цветочного магазина Григорьева, а также филиала московского Торгового дома Сергея Перлова: “Торговля колониальными товарами”. Здесь же гордо заявлял о себе магазин готового дамского, мужского и детского платья австрийского купца Макса Мандля.

Над третьим этажом правого крыла здания Пассажа висел огромный транспарант “Готовые юбки и блузки”. В здании левого крыла Пассажа размещался офис Первого киевского товарищества закройщиков. Реклама портных сообщала, что здесь принимают заказы на пошив военного, гражданского и статского платья. Гостиница, кафе, мелкие конторы и прочее — все это громко заявляло о себе, рекламируя товары и уникальные услуги.

 

РЕКЛАМНЫЙ ЭКСТЕРЬЕР: На зданиях малого Пассажа не было 
живого места от рекламных объявлений, вывесок и
сообщений. Здесь же располагался кинотеатр 

 

Пассаж, возведенный в 1871 году по проекту архитектора Георгия Весмана, представлял собой яркое отображение всплеска киевской деловой активности конца XIX века. Малый, или, как его позже назвали киевляне, старый Пассаж размещался на месте, где сейчас находится Киевская городская госадминистрация — по улице Крещатик, 34 и 38. Это место на углу с улицей Прорезной — той самой, куда герой романа Ильфа и Петрова Золотой теленок Михаил Самуэлевич Паниковский уговаривал съездить Шуру Балаганова, дабы тот узнал, как до революции тот чистил карманы денежных киевлян и гостей города.

В этом районе деньги водились, и это были большие деньги.

Обеспеченная публика толпилась в Пассаже. Шли сюда не только за модным товаром, но и ради развлечений. Например, в кинотеатр Grand-Theatre Express. В 1912 году его открыл австрийский предприниматель Антон Шанцер.

О его появлении горожанам сообщила газета Киевлянин от 5 декабря 1912 года: “Вчера, в 3 часа дня, состоялось торжественное открытие первого городского кинотеатра в Киеве, сооруженного в городской усадьбе на Крещатике, 38. Обширное здание находится во дворе и примыкает вплотную к фасадному дому, вход в театр устроен с улицы”.

На входе зрителей встречали два темнокожих швейцара в красных ливреях, белых чулках и перчатках. В фойе, освещенном огромной люстрой, играл большой оркестр из 60 человек. Кинозал был рассчитан на 1,1 тыс. мест. Это сопоставимо с современным кинотеатром Киевская Русь — самым вместительным в Украине. На втором этаже разместился еще и малый зал.

Киевская жизнь австрийского кинопромышленника, который превратил Пассаж в самую крупную точку индустрии украинских развлечений начала XX века, была похожа если не на фильм ужасов, то на ужасный фильм.

В том же 1912 году киевский губернатор Алексей Гирс составил секретную записку на имя высшего руководства империи. Это была справка на 41‑летнего бизнесмена Шанцера: “Незаконно сожительствует с мещанкою из г. Варшавы Каролиной Малога. Держит в Киеве салон дамской одежды, синематограф Экспресс и три дома. Имущество оценивается в 1 млн руб. В 1910 году Шанцер близко сошелся с богатой помещицей Юго-Западного края честной, потом почетной гражданкой Надеждой Вильмер, состоящей в разводе с мужем”.

Вскоре Шанцер усилил подозрения в своей неблагонадежности. В кинотеатре Пассажа он продемонстрировал документальную киноленту с похорон украинского композитора Николая Лысенко. Зрительский ажиотаж превратил поход в кино в стихийную демонстрацию сторонников национально-освободительного движения. Власти немедленно конфисковали фильм, а два кинотеатра Шанцера молниеносно закрыли.

Тут бы ему угомониться, но нет. На следующий год на киноэкраны Российской империи попадает документальная хроника первого группового перелета Киев—Остер—Нежин—Киев на борту аэроплана с авиатором Петром Нестеровым. В кадре — киевские окрестности с высоты 1,5 тыс. м. Их снимал кинооператор киностудии Шанцера.

В итоге австрийцу, который проживал в Киеве уже шесть лет, отказали в предоставлении гражданства и обвинили в шпионаже в пользу Германии. Под подозрение попали операторы, которые якобы во время полета Нестерова снимали секретные объекты, а эти снимки Шанцер вроде бы передавал врагам России. Доказательств против предпринимателя не было, но и в его защиту никто не выступил. Уже в 1916 году на имущество Шанцера — его усадьбу, примыкавшую к Пассажу, и сам кинотеатр — наложили арест.

После Октябрьской революции 1917 года Шанцер эмигрировал, и его следы затерялись. А буйство рекламы в Киеве сошло на нет. Число предпринимателей тоже обнулилось. Хотя к тому времени на Крещатике красовалось уже два Пассажа — старый и новый, расположенный напротив первого. Пассаж №2 появился еще в 1913 году и сохранился до сих пор.

А вот его старший товарищ исчез осенью 1941 года, когда советские подпольщики подорвали здания на главной улице уже оккупированного немцами города. 

 

КАМНЯ НА КАМНЕ: Киевский старый Пассаж ушел от нас навсегда в самом начале Второй мировой войны

 

  

Материал опубликован в НВ №15 от 22 апреля 2016 года

Комментарии

1000

Правила комментирования
Показать больше комментариев

Последние новости

ТОП-3 блога

Читайте на НВ style

История ТОП-10

Погода
Погода в Киеве

влажность:

давление:

ветер: